Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:34 

сирокко и вереск
Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Друзья, потерпите, еще постигровой кусочек "Великой войны".

Мои беженцы говорят мне: "Когда ты говорила с греком, я боялся, ты им сейчас в глотку вцепишься прямо голыми руками. И вообще запредельно много огня в тебе было".

Игравшие повстанцев говорят мне:
"Ты была такой безумно трогательной, юной, хрупкой и готовой убивать! Увидев тебя вначале я не поверил, что ты спустишь курок, когда будет надо. Пока ты не заговорила. И больше я не сомневался".
"...я помню, как ты проснулась у нас на лежке, такая маленькая, такая трогательная...и рядом автомат. Чудовищно все это".

Машиах Мириам говорит мне:
"Спасибо за глаза полные гнева и веры. Благодаря тому, как ты смотрела на меня, я снова и снова находила в себе силы двигаться вперед".

Я читаю все это с очень смешанными чувствами. Пожалуй, впервые настолько меня не беспокоит, хорошо или плохо я сыграла. Вообще не имеет значения. "Слила" или "не слила" конфликт. (Пожалуй, последнее меня уже не будет волновать никогда). Это правда уже разговор в совсем других категориях. Вообще не про тебя и не про способность играть. Про другое. Очень странно все это осознавать.
Все еще очень плохо с вербализацией, и я не могу довести мысль до конца, но сырец оставлю.

_____________________

Когда я после игры узнала, что у людей Шимона был свой машиах, я ужасно расстроилась. Потому что если бы я узнала это на игре, я бы конечно пошла бы в них неистово играть, после чего скорее всего стреляла бы без малейших сомнений.
Среди них была Кьяра и Поль, с которыми мы как раз немного играли и которые скорее всего были бы на этом месте.

Как бы сказать.
Я легко играю против друзей. Более того, чем ближе друг, тем легче, потому что точно уверен: чем бы ни кончилось взаимодействие, не будет никаких обид, а будет только море любви.
Но только что я вдруг осознала, что на самом деле слава богу, что именно здесь так не сложилось. Потому что с некоторой вероятностью сейчас мне было бы еще труднее, если бы я еще и в упор расстреляла персонажа Кьяры или Поля.
При этом если бы ребята играли язычников, точно было бы ок. Или при таких же условиях, но стрелять, например, в Товера. А так нет. Какие-то очень тонкие границы.

Еще про тонкие границы.
Думаю о том, что безупречно взято историческое время. Потому что если бы это все было изначально тем, чем было - какой-нибудь современной Сирией, например, я бы, наверное, не смогла поехать.
Как не поехала на миленину "БлокАду". При том, что она была сделана с огромным уважением, бережностью и уместностью. Не раздумывала даже, я не могла в это играть, не могла смотреть, как другие в это играют и так далее.
Не так давно как раз обсуждали с Яцуренко - если бы была та же блокада, но не Ленинграда, а в другом контексте пространства и времени, мы бы без вопросов поехали. Прекрасно понимая, во что играем на самом деле, но это правда необходимая дистанция, чтобы выдерживать.


"Наверное, я сейчас с этим всем выгляжу, как трепетная фиалка", - говорю дорогому другу. Дорогой друг смотрит внимательно и качает головой. "Просто чаще люди с таким размахом внутреннего ада ставят блоки или просто закрывают глаза. Не уверен, что знаю многих, кто так же справлялся бы со всем подряд, пропуская через себя почти без барьеров".

Весело лететь ласточке над золотым проводом, восемь тысяч вольт под каждым крылом.

20:13 

Доступ к записи ограничен

шлимазл
girl with a lesson plan
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

16:25 

сирокко и вереск
Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Я вытащу это сюда, раз уж сформулировала клочок в чате.

Мне всегда, всю жизнь было ужасно важно пытаться понять образ мыслей другого.
Поэтому я так упоролась в терроризм, потому что вообще не могла осознать.
Это не значит, что ты соглашаешься, или начинаешь разделять.
Это означает, что ты начинаешь понимать, что этот человек - вообще-то ни разу не нелюдь.
Что он нормальный, но его голова работает так.
В ней отрастают вот такие связи.
Может, этот заход звучит как-то уродливо, но мне правда ужасно важно понять, что люди, которые взрывают других людей - тоже люди. Что злодеев не бывает. Прочувствовать это.

Мне очень сложно сформулировать мысль до конца.
Вот я тоже читаю чужие отчеты, написала свой отчет, вздрагиваю от ужаса, но отчетливо вижу, что все эти люди вообще-то в определенном смысле были нормальными. Но их нормальность работала так.
Мне важно это точно знать.

Меня вообще-то после того, как я прожила кусок жизни подростка-радикала, кроет двое суток, а сегодня я пью пустырничек и слушаю хорошие песни, потому что надо собраться и переключиться на "Антропографию". У меня завышенная эмоционалка, и, к сожалению, это работает так.

Но для меня этот взгляд изнутри (а вообще-то все, что я писала в отчете, я действительно чувствовала как персонаж) очень важный.
Очень важный для того, чтобы любить людей и принимать мир.
И все это было только для любви и принятия. Как бы ни было страшно.

16:07 

lock Доступ к записи ограничен

Рыжая фарфоровая
Я со стоном втискиваюсь в рамки приличий.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

10:54 

lock Доступ к записи ограничен

Рыжая фарфоровая
Я со стоном втискиваюсь в рамки приличий.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

07:44 

Леголаська
"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
Ползла вчера по жаре домой - встретила у "Читай-гэ" Полину Сойреф, и она обрадовалась мне так светло и искренне, как никто, кажется, мне не радовался во время случайных встреч.
А я растерялась. Не то чтобы "как всегда", но "как часто".

От того, какая я сейчас снаружи себя, мне хочется деться поглубже внутрь.

- - -

Колбасный северный олень - зверь не самый вкусный, как показала практика, но познавательный.
Почему-то вкус его отлично гармонирует с чтением второго "Волкодава".

Еще Вирна привезла мне друзок горного хрусталя, красивущий. Нашла под ногами, пока Трансурал бежала, и наковыряла из-под ног. Может, говорит, с лесовоза упал, дак лесовоз-то там не проедет.
Друзок - это типа вот есть друза, а у нее есть друзок. Друза осталась в Республике Коми, а друзок ко мне приехал.
Я пока ношу его в кармане, а на ночь положила под подушку, как все кладу, что думаю и что при этом влезает в кровать. И мне приснился сон про кузнеца. То есть, возможно, много чего приснилось, но я только про кузнеца запомнила.

- - -

Второй день жизни без газа. Вкусная духовочная еда. Арбузы нон-стоп. Позавчерашний вот окончился, и сегодня надо новый в дом тащить.

Вечером, может, купаться поеду. Погода шепчет.

00:29 

сирокко и вереск
Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Давайте лучше хорошее напишу. (Сегодня - день бесконечных постов)

Вот вчера вечером уже так привычно выхожу от Жени с Кьярой на трассу и вдруг обнаруживаю, что с мая катаюсь в Москву на какие-то игры почти каждый месяц. "Отличная традиция, - смеется Женя. - Надо закреплять".

Легко становится, когда я начинаю идти вдоль обочины и дышу прохладным вечером.
Все еще есть неизменное. На трассу можно выходить в камуфле или в платье, в дурцком свитере или в шубе с лисьим воротником и зонтом-тростью, с ножом и газовым баллончиком под рукой и картой, или просто с раскрытыми ладонями - на самом деле это неважно. На трассу конечно нельзя выходить без любви к каждому водителю - к тому, кто проедет мимо и к тому, кто остановится. Безусловной. Безграничной.

Расспрашивать всегда люблю больше, чем рассказывать. Люблю расспрашивать про родину и детей, про мечты и детство - когда самые суровые и грубые лица светлеют, интонации становятся мягкими и мечтательными, а лица - прекрасными. Я меняю четыре машины, и из каждой уношу чужие мечты и светлые воспоминания.
Дольше всего меня везет дядя Леша, родом из поселка Октябрьского под Челябинском. У Дяди Леши дочь моя ровесница, дизайнер, и сын помладше, дядя Леша разошелся с женой и уже год живет в машине и пересекает всю страну, дядя Леша рассказывает по Крымский железный мост в 19 километров, который строится сейчас, про горячие источники Армении и дает кедровых орехов из Сибири. Дядя Леша занимался поселковым стадом и никогда не любил читать, но потом его вдохновил комбриг - и мы говорим о Толстом, Чехове и даже Ницше. Дядя Леша мечтает облагораживать свой поселок, сделать деревянную модель самолета у пямятника павшим в Великую отечественную, украшать дома, сделать поселковую радиостанцию, где будут читать литературу вслух, дружит с молодыми и не переносит ровесников "которые уже ничего не хотят, только енсию обсуждать".
Олег из Ханты-Мансийска хочет открыть пекарню на Валдае и возродить традицию местных баранок.
Водитель со сложным киргизским именем хочет уехать в Иран и чтобы все были дружными, как раньше.
"Как так, вот ты девочка, а ты одновременно и добрая, и сильная такая", - удивляется дядя Леша. Из Питера от загружается и едет прямиком на Байкал, зовет с собой и я даже готова согласиться (самое то после Великой Войны), но послезавтра Антропография, а через неделю начинается учебный год.

Сплю только в последней машине, микроавтобусе, крупный ливень барабанит по стеклам, как выстрелы, я пытаюсь проснуться и объяснить водителю, что его могут застрелить за то, что он укрывает меня.

Каждый из них надломлен внутри, но каждый прекрасен.
Микроавтобус довозит меня почти до дома и я машу на прощание.
Пусть у них всех получится что-нибудь хорошее.

23:09 

сирокко и вереск
Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Очень тяжело было писать персонажный отчет.
Очень.
Вчера днем меня стало попускать от адреналина игры и очень накрыло. Пила у Кьяры валерьянку и долго стояла под холодным душем, чтобы не рыдать.
На самом деле все это было очень по-настоящему.
Чудовищно больно за мир, в котором никогда не заканчивается война. Уже шестнадцать лет чудовищно больно.

Нашла, кстати, ту сказку про ангела и теракт, которую написала очень много лет назад.
Еще не умела толком не называть то, про что на самом деле пишу.
Она фиговая, но пусть тоже тут лежит.

А мне бы как-нибудь стремительно перестать переслушивать "Любовь во время войны" и переключиться на Антропографию и славных чудаковатых Ятекош.
Очень в тему она сейчас будет.
Как бы так жить, чтобы эмпатией по эмоционалке било бы не так навылет.


читать дальше

21:39 

Великая война, рассказ Эсфирь, воина Машиаха

сирокко и вереск
Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Тут много насилия и вот этого всего, я предупредила.

Господи! рано услышь голос мой,- рано предстану пред Тобою, и буду ожидать, ибо Ты Бог, не любящий беззакония; у Тебя не водворится злой; нечестивые не пребудут пред очами Твоими: Ты ненавидишь всех, делающих беззаконие.
Псалом 5:4


Я Эсфирь, я умерла на шестнадцатом году жизни в последнем штурме штаба саранчи в Йодфате, умерла за Бога и Машиаха, унеся с собой напоследок жизни двух римлян за щитами, потому что таков был приказ.
Я чиста перед взором твоим, Господи, я несу кровь многих язычников и отступников в своих ладонях во исполнение Слова Твоего, оглашенного Мириам, Твоей посланницей.
Да смоет эта кровь мой грех.

Мой грех - это трусость и малодушие, Господи.
Когда мне сказали: возьми оружие и исполни Завет, покарав нечистого в чистой земле, я испугалась. Я сбежала из Ципори, я пыталась убежать от святой войны. Каждую ночь мне снились бомбежки и иудейская кровь, поливающая землю, каждое утро я просыпалась под чистым и чужим небом в тоске и вине перед Тобой. И единожды услышанные слова твоего Избранника лавой жгли мое малодушное сердце. Я не могла дальше жить, зная, что оставлена Богом.

Ты не покарал меня там, на чужбине, Ты позволил мне вернуться, Всемогущий. Ты провел меня окольными тропами и привел к костру Рахели, дав мне второй шанс в бесконечной твоей любви к своему народу.
Я сделаю все, чтобы быть достойной милости Твоей.


Буду воспевать Бога Иаковлева, все роги нечестивых сломлю, и вознесутся роги праведника.
Псалом 74:10


Часть первая, компас

Осуди их, Боже, да падут они от замыслов своих; по множеству нечестия их, отвергни их, ибо они возмутились против Тебя.
Псалом 5:11


Часть вторая, исход

Он воздаст за зло врагам моим, истиной Твоею истреби их.
Псалом 53:7


Часть третья, конец

14:23 

(с) Евгений Сусоров.

Леголаська
"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
13:50 

Леголаська
"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
С мест сообщают, что полукопченая оленья колбаска (происхождение: Республика Коми) жаждет скорой встречи со мной (и что путь ее ко мне был долг и тернист).

Что-то кончается, что-то начинается. Раньше мне возили еду дары зарубежья, теперь вот возят еду дары России. Н.С. из Питера доставил две коробочки цветных леденчиков. Десколада из Москвы притаранила смоленский областной сыр бри "туманное утро". Димка с Юлей с Алтая - огромный шмат твердотельного сыра, мед и мешок чищеных кедровых орехов. Оленья теперь ковбаса. Русский сувенир. А, из Хакасии сбитень был вот еще разводной, до сих пор не допили (он для зимы, и я его зимой где-то забыла: то ли у Реды, то ли у Лисы).

10:42 

lock Доступ к записи ограничен

Рыжая фарфоровая
Я со стоном втискиваюсь в рамки приличий.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

18:09 

"Великая война", часть первая.

сирокко и вереск
Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Так случилось, что "Великая война" стала самой сильной для меня игрой за десять лет. Хотя я много играла и на очень хороших играх, да и куда более огненных персонажей. Ну и влетела в уходящий поезд фактически за сутки до игры только благодаря чуду, заступничеству Поля, "Охоте на Мессию" и бескрайнему сердцу Шагги и МГ.

Личное про проект

Техническое

Пролог и финал

11:02 

lock Доступ к записи ограничен

Рыжая фарфоровая
Я со стоном втискиваюсь в рамки приличий.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

Дневник

главная